быль о том, как глисты-мутанты любят менделеева

депиляция горячим шоколадом была недоступна глистам-мутантам. они сидели на полипе, жевали там колбасню всякую, переговаривались между собой тихонько о судьбах нации. мол, вымирание, и все такое. еще о разбойных нападениях любили поговорить, о конгламуратуре и постублятаризме, звали дефлюкатор на подмогу, а когда шутили, то толстую кишку пяточкой пережимали, уроды.

— старуха не ест алмазные ломики третий день, — озабоченно говорил один глист другому мутанту, а потом это передавали друг другу по цепочке микробиологи, ага.
— шшшш, шшш, — что-то нехотя отвечал тот.
потом на некоторое время все затихало, возобновлялось, затихало, возобновлялось. потом возобновлялось. потом затихало. потом возобновлялось. потом затихало. (таблетки «циклуфан» — лучшее средство от зацикливания! на правах рекламы.)

— эта, слушай, а презентация мыла? мы и ее пропустили, да? — снова не терпелось потомку туфелек-эквилибристок.
— слушай, ну как ты заманал, а, глист несчастный, а! — допустил во все стороны выпад его сосед (у него, оказывается, несварение было вообще напрочь. заварные отмороженные от щелочноевского комбината. невыносимая легкость нытия. на правах рекламы).
потом на некоторе время снова все затихало (затихлин! затихлин! затихлин! сьешь меня! на правах рекламы).

(тут мы поставим многоточие, чтобы вы немного расслабились, перестальтика там чтобы и все такое)


И ТУТ!
вошел резиновый мячик!
хотя, в общем, ничего особенного, конечно: старуха ведь по детской площадке прогуливалась. но гости обрадовались, достали кошельки из ножен и все такое.
а потом, болтая ножками, две глистессы вечерком пряли пряжу под окном, разбирали на запчасти молоток под кипятком, разминали корсиканцев эфирным маслом из розмарина, потому что оно быстро впитывалось, и читали друг другу сонеты о величественном духе Государственности.

— в ответах великой княгини чувствуется, что величественный дух прежней Государственности сохранен Императорским Домом, — молвила вторая глистесса, и выжидающе посмотрела на первую.
— шухер! мужики идут. давай быстрее о тряпках! — вскричала первая, и подобрала кусочек свисавшей плоти.

…ну и ладно, чем бы дитя не тешилось, абы таблицей менделеева. (менделеев — женатый человек. и все равно, я тебя люблю, менделеев! твоя ксюша. на правах рекламы)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *