коренная еманжелиночка

девочка ловила молнию руками
молния пришла в кухню из розетки
вот она какая
так
вот она какая

отец дерево рубит —
у дерева щепки летят
дерево отца рубит —
у отца крылья горят

кактус на траве лежит
солнце за горой встает
топор топор увези меня отсюда
забор забор забери меня домой

на кактусе тень отца оживает
под солнцем земля живет без сапог
забери меня отсюда, росинка-матушка
у меня кроме рук еще пара ног

это девочка ловит молнии руками
а барашек мычит в ее волосах
на гребне волны спускается вниз
его не пугают молнии в глазах

белохвостый олень забрался в гостиную,
разбил стекло, расхерачил комод
в новостях передали — внимание, граждане!
нашествие оленей, побудьте в гостях!

девочка ловила молнию руками
молния пришла и сказала:
— хватит!
довольно у вас побыла я в гостях,
пора улетать.
помыла посуду
и фьюить —
хоть шаром покати.
вон она какая.
вот она какая.

С тех пор Ирина Викторовна – коренная еманжелиночка. Читать далее коренная еманжелиночка

Часовой

кактус идет в уренгой, а если уренгоя нет, то в сорбонну
мысль муравья материальна, но он тоже раб своего полушария
с годами чувствуешь себя моложе, но все реже и реже
а в таком случае что же происходит с фокусником под сценой?

спит курган славы, приходят к нему вещие сны
я иду по дороге к себе, а если нет меня, то в себя прихожу
стоит часовой на пороге открытия, но руки в карманах
а в это время на площади давят танками гусениц

ходят по площади дворники, собирают зеленый свет в банки
можно упасть в пропасть, но она тоже где-то кончается
каждый раз приходишь в себя, но все чаще и чаще
а в котелке варится каша, которую даже собаки есть не хотят

земля в тебе крутится по часовой, а вода против
можно одеть шлем, войти в ее транс, начать целоваться
сидит в голове фокусник и на ксероксе себя размножает
а всем кажется, что это муравей взобрался на кактус и молится

корень из глобуса

панды идут по городу
у города нет сил сопротивляться
в каждой панде сидит гипербореец
в каждом гиперболе сидят иностранцы

а в каждом мальчике сидит девочка
а в каждой девочке сидит панда
вот оно, семизвучие глобуса,
вот оно, расписание танца

менавіта гэтага я і чакаў
менавіта гэтым я і душыўся
а в каждом бивисе сидит шакал
а в каждом шагале сидит ниндзя

как говорится, нельзя ам-ам —
мол, вышел возраст и все такое
но в каждом мальчике гвинея-бисау
и в каждой девочке есть что-то

а что же делать, спросите вы?
и я отвечу. а может и не отвечу.
в любом случае, нам хватит травы,
чтобы придумать друг с другом встречу.

и тут панда как вылезет из меня
и как завопит: а дайте-ка грогу!
гиперболоид сидит в каждой панде
я дал бы грогу, да пью помногу.

в каждой дороге сидит свинух
да здравствует мысль в первозданном хаосе
я бы жил в каждом из вас
да все не возьмусь извлечь корень из квадрата глобуса.
вот.

2,5 млн. заклепок

Дельфины прыгали в асфальт.
А два с половиной миллиона заклепок!..
Японцы море кипятят.
А два с половиной миллиона заклепок!..
Носили любимые на руках.
А два с половиной миллиона заклепок!..
О господи, какая рань!
А два с половиной миллиона заклепок…
И вот уже…
А два с половиной…
Да подождите вы!
И вот,
И вот уже чихнули на всё.
А два с половиной миллиона заклепок…
Ааапчхи!
И все-таки она стоит
И не вертится!
Вот так башня!
Да ничего необычного.

А два с половиной миллиона заклепок?!

ожидание вызова

Быстрая трапеза. Просмотр телевизора.
В каждом гудке ожидание вызова.
Ждешь не шевелишься, спишь просыпаешься —
Как же тут выспишься, только состаришься.

И в то же время не гоголь, не ягодка.
Протуберанец в каждом из паводка —
Рвется вперед, искрами сыпется,
Глядь и вот-вот в людии выбъется.

О, неизменное облако в крапинку.
О, притяжение солнечных ванночек.
В каждой иуде найдется царапина.
В каждом созвездии есть полустаночек.

На полустаночке девочки неглиже,
Мальчики с пассатижами, в дательном падеже,
В каждом из падежей лошадь, считай до ста.
Как же тут выспишься, если рояль в кустах.

Лётают по параболе, лают на образа.
В каждом геракле ожидание телевизора.
Скажут и сделаешь, свыкся и был таков —
Только созвездия рвутся из берегов.

Выйдут на площади, встанут на цыпочки.
В каждом сверчке ожидание скрипочки.
Снятся созведиям бабушкины глаза.
Просмотр телевизора.
Гроза.

вигвам каюк

отблески салютов флаги серебрят
стайки лимузинов в облака летят
лимузинам надо — песенки поют
горы шоколада ждут давно в раю

горы мармелада реки киселя
в небе автострада штемпель вензеля
журавли в сторонку делают зигзаг
воробьи в картонку прячутся тик-так

вдруг из подворотни прямо на стоп-кран
страшный и усатый последний из вигвам
гикает и воет словно тать в ночи
шишечки срывает, «щас сорвусь!» — кричит

и одна из шишек мышке прямо в лоб
кошка рассердилась и об землю чтоб!
а с осины смотрит лимузин лихой
не мычит ни слова, прыг — и был такой

только на дороге оседает пыль
звезды с фюзеляжа падают в ковыль
лимузинов мало в розовом раю
снится шишкам праздник
а вигвам каюк

*** Читать далее вигвам каюк

четвероногая ворона зовет в питер

Ну вот, благодаря chkalava я попал в финал турнира «Четвероногая ворона» по Хармсу. 25 мая теперь предлагают заявиться в Питер в книжный клуб «Буквоед на Восстания», чтобы стать победителем в очном поэтическом турнире :) Можно сказать, мой первый успех в поэтических конкурсах, блин (диплом от мирового зла в расчет не берем, оно мне не нравится).

Вообще беларусов в финале много, мои поздравления:

Павел Антипов
Юрась Борисевич
Катерина Зыкова
Виктор Кадол
Kazlit

Ну если вам интересно, то посылал я им вот это… Читать далее четвероногая ворона зовет в питер

сквозняки

так! — сказал сквозняк. — что за дела, где мои удила?
и достает удилище из-за голенища,
и как начнет им махать по бокам, по бОчкам
так что на каждом быке образовались рога, а на каждом столбе почки
и расцветают сады в семипалатинске
и кипятком от счастья писают тучи
и трудно, согласитесь, выдержать такой натиск наде
которая ни черта не понимает в навуходоносорах
которая продает розы поштучно на углу,
путая розы с папиросами и циррозом,
и вся ее жизнь под гипнозом кажется штучно мундштучной
а в коридоре дома, который построил ЖЭК,
беззвучно по ночам распускаются сорняки.

— так! — сказала мимоза. — а что тут за сквозняки?!..

светлячки

гондурас гондурас выходи на букву бэ
пели дети в церковном хоре,
а мамы курили во дворе на траве

что зеленее — трава дрова мама дети или подсолнух?
вряд ли кто-то придумает слова, которые описывают состояние фикуса,
когда на него падает тень
слона или скажем креветки.
а вы знаете, что бабочки не любят лампочки?
бабочкам свет из лампочек кажется редким.

но в это время случайности вдруг
поджидают за каждым углом
люди колышатся, ходят гуськом,
и светлячков выпускают из рук

а что лучше — светлячок в руках
или тот же светлячок в небе?
весело поют махают веслом весело поют махают веслом
зациклился… снова:

а что лучше — светлячок в руках
или тот же светлячок в небе?
весело поют махают веслом
бравые феи и добрые людоеды

— смотри-ка, улитка, — кричат, — бонзай!
и отрывают улитке рожки.
хороша все-таки жизнь парашюта,
а небо к обеду без всякой ложки.

но — в море людей плавают светлячки,
и каждому светлячку так хочется в гондурас…

художники

желание семеныча в улитке уползло
пришел иван иванович и машет головой:
— ах бледные чинарики по осени летят
и в парке изумрудные воробышки свистят

скажите мне, пожалуйста, откуда и куда
идете вы, гудёте вы, беспечные стада?
ответствуют чинарики: да что ты, болт с тобой,
мы вовсе не чинарики, а также не гобой,

гудим мы как сапожники, цветем как васильки,
и каждому прохожему пирожному творожному
и даже толстокожему приносим сапоги…

ну что ж, и замечательно, и правда болт с тобой,
и каждому прохожему — да здравствует гобой!
и каждому пирожному подсыпали муки,
хватательно-жевательный,
дрожательно-касательный,
дыхательно-глотательный поют материки

и все бы замечательно, да только поутру
пришел иван иванович к семенычу в юрту
принес два литра маслица, картуз и помидор,
глядит — а в небе зонтики, а в юрте патефон,

а в маленькой кладовочке на полочке в углу
сидит семен семенович и воет на луну
под шкапом два художника рисуют контрабас
а в контрабасе дырочка, а в ней противогаз,

и капает из форточки, и голос их дрожит,
и с первою воробышкой к ним косточка летит,
и видится семенычу, что всем врагам назло
желание иваныча в улитке уползло…