эпизод N

— У меня нет мужа, и никогда не было.

— А имя у тебя есть? – как-то грубо, даже невежливо спросил торговец пряниками.

— Да, меня зовут Марья Ивановна. У меня не было ни сестры, ни брата. Никогда не было Ингмара Бергмана и Марчелло Мастрояни. Высоцкого живым я так и не увидела. Что удивительно, мне часто снится Лев Толстой и Вильям Шекспир – они сидят рука об руку, рядом, за деревянным столом, в какой-то глуши российской или шотландской, ноги уперли сильно в землю, как будто вот-вот вспрыгнут, смотрят в разные стороны и икают. Я понимаю, что когда кто-то икает, значит, его вспоминают, но я не желаю им такой судьбы, и они как будто тоже начинают это понимать – перестают икать и поворачиваются спиной к друг другу. И там, куда смотрит первый, заходит солнце, и там, куда смотрит второй, заходит солнце. И так продолжается довольно долго – до тех пор, пока они не переворачиваются примерно градусов на девяносто. И когда они переворачиваются, два солнца начинают восходить. А у меня во рту после этого остается вкус лимонной конфетки. Вот такой вот сон мне снится.

— Я не торгую лимонными конфетками, это вам нужно к пану Аракчееву зайти, — смягчился торговец.

— Как жаль, как жаль… А я как раз хотела пригласить в гости и вас.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *