го

Жолтая начинка френдь била по лицу.
— Мамочки, мачо! — закричала девочка, роняя в брызги свою ногу от куклы. И убежала, подумать только, по воде в небо.

Тут конечно пьяный сапожник спустился на землю с небес и дал пинок.
— Ну что это за почки? — говорит. — Ну разве ж это почки? Вот, вот это почки — с кулак! А это не почки, это пыжики….
Сказал так, и пошел восвояси. Какой он загадочный по утрам, этот сапожник. И не говорите.

А вот мама Иван-Ибрагима поет песенку мечтательно.
— Ах как хочется давиться в теплом транспорте… Ах как хочется вернуться в развитой постмодернизм… Через время и пространство — в развитой постмодернизм!

Нет, какая-то она глупенькая в свои девять с половиной. Посмотрим-ка лучше на зверей нашего города, на объятых пламенем особей любого пола. Я не претендую на оригинальность, они всегда такие в трамваях разрисованных ездют.

А еще сусальным золотом лица были вырисованы. Но это так, к слову.

— Жолтая черепушка Ихтиандра… Жолтая черепушка Ихтиандра…
Мормочет себе под нос мальчик Кошкин. Он в земле ее выкопал. Бедняга, он с детства Ихтиандра любил. В этой земле было так, как бывает когда-то в кино. А теперь понимает, что все это было напрасно. И придумать же такое! Нет, ну вы подумайте только — Жолтая черепушка Ихтиандра!

Мальчик — просто бешенный бычок в зубах на ветру.
Жолтая черепушка Ихтиандра!!!
Не мальчик, а гений умывальников сиреневеньких.
Жолтая черепушка Ихтиандра!
А где-то там я встретился с ней.
Жолтая черепушка Ихтиандра.
Господи! Дай нам горлум днесь…

dimonidze

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *