гоэлро, две башни и налбандян

запечатлил все-таки...

неспециально, для vinah

— Товарищ Иосиф, — хитро прищурил и без того всегда прищуренные глаза Владимир, — а давайте разработаем план! А?
— Вах, ну нэ знаю, товарищ Ильич, я как-то смущаюсь так резко начинать преобразования в обществе. Вы же знаете Джугашвили — он всегда был сторонником толерантного, стихийного декадно-пошагового внедрения…
— Ну что вы, батенька, в самом деле, как красная девица!? Да какая разница, какое внедерение, ведь я и название уже для планчика придумал — гоэлро! Чувствуете, какая мощь, как звучит — сталью отдает звонкой и в то же время спираль явная прослеживается! Говорящие названия сейчас в моде.
— Вах, ну не знаю, товарищ Ильич… А вот лучше бы вы, товарищ Ильич, мне партийное имя придумали, раз вы такой гений и отец, а то вот уже и товарищи удивляются, что я без партийного имени который год с вами работаю…
— Вах да вах… Экий вы, батенька, вислоуслый да недалекий, пожурить даже не охота… Ну, будьте, к примеру, Сталиным — чтоб на меня похоже было, когда помру, ха-ха-ха!
— Вах, ну что вы такое говорите, товарищ Ильич…
— Да, и вот еще что — избавьтесь наконец от этой дурной привычки вечно повторять свое «вах!» Народ этого не поймет. А теперь давайте все-таки поговорим про гоэлро…

Так молодые строители коммунизма через некоторое время получили пакет ценных указаний партии и правительства и начали в ускоренном темпе строить Хатынь, Кузбасс и многие другие города и линии передач…

P.S.
— Товарищ Набалдян, а вы рисуйте, рисуйте, запечатлевайте сей исторический момент… Как это у него связаны руки? И глаза залеплены? Ай-я-яй, Иосиф, вечно вы со своими неумными шутками. Ну ничего, поручим эту картину товарищу Набалдяну, уж он-то ее непременно, с первого слова нарисует… Пойдем, печать поставим на место.

После этого люди, известные нам как Ленин и Сталин, действительно вышли из комнаты — в этой исторической правде художнику не откажешь. Один из них напевал популярную песенку «Две свечи, две светлых повести» композитора *** (ну вот привязалась же!). Второй, покачивая головой, тихо нашептывал мантру: «сталинсталинсталинсталин» — очевидно, силясь привыкнуть к незнакомому пока словообразованию. Телефон на столе наконец-то перестал безутешно звонить, взывая к связи.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *