мальчик и оккулист

в общем, так.

пошел мальчик к оккулисту, чтобы глазные яблоки свои проверить на цвет, верные люди ему дорогу указали. и вот пришел мальчик в здание наподобие учреждения дошкольного типа, ну или среднеобразовательного типа — не суть важно. важно то, что учреждение всем своим видом говорило о процессе, который в нем шол.

и вот зашел мальчик в эту школу и начал по сторонам озираться, но не материться. смотрит вправо — столы дубовые стоят, смотрит влево — горгульи механические бубнят. решил он на второй этаж подняться. прошел по коридору длинному вперед, вдоль стен в зеркала посмотрел и газету на ходу читал — о том, как иванова челку литературоведу обстригла и все в том же духе.

на втором этаже окна были большие, а потолки высокие, и если стать спиной к одному концу коридора, то другого конца видно не было. такой он был загадочный, этот второй этаж.

и вот пошел мальчик вдоль стены.

а тут открылась дверь справа и вышел из нее дядя с седой бородой. посмотрел на мальчика странным взглядом, и прошел мимо нетвердо, даже кобуру не расстегнул.

и вот пошел мальчик дальше, но в окна больше не смотрел — вдруг еще какие-нибудь двери справа откроются. забегая вперед, нужно отметить, что были у мальчика диссонансные и несоответствующие его реальному положению в пространстве ожидания радужные.

и вот завернул мальчик за угол.

за углом сидела очередь и молча смотрела в стену напротив. за стеной слышался топот, а таблички на стене не было, как будто все и так обо всем знали. а если не знали, то как бы догадаться должны были.

а дверь все не открывалась.

что делать дальше, мальчик не знал, и уже было собрался на третий этаж спускаться, но тут какая-то старушка сердобольная подняла на него один глаз и молча кивнула.

— что? — спросил мальчик.

старушка снова кивнула и схватила мальчика за руку. по коже его пошли мурашки — до того старушка была ему симпатична.

— да что вы хотите?! — испугался мальчик и выдернул как бы руку из старушки, но та как бы прилипла и все, кранты.

— гав! — взяла мальчика старушка на понт, и рассмеялась сама своей шутке. — хахаха! — рассмеялась беззубая.

и вот вы думаете, что это уже сказка началась — ан нет, это только присказка. самые медные трубы еще впереди!

— ну што штоишь, ити, — прошамкала мальчику старушка и на маленькую железную дверь в стене перстом тыкает. — вонш тшвой оккулишт тамака.


и вот мальчик доверчивый вошел в приемную к оккулисту. она была огромна и больше всего напоминала спортзал, и даже сетка волейбольная была натянута, а в дальнем углу группа человек из семи тренировалась мяч в ворота забрасывать. руководила группой девочка в шортах и маечке в обтяжку. «грудастенькая», — подумал мальчик. тут она его тоже заметила и пальчиком поманила, мол, давай, сюда, сюда.

— я, собственно, к оккулисту, — замялся мальчик и вопросительно посмотрел на девочку.

— очень хорошо, — сказала та, и захлопала в ладоши. — все, занятие окончено, приходите завтра в это же время. не забудьте убрать сетку, петров! — крикнула девочка петрову вслед.

— ну вот, садитесь тут, сейчас натянем ширму и начнем, — сказала девочка мальчику и подвинула ему кресло на колесиках.

ширма отгородила квадратик от зала и стало даже уютно как-то, в зале тишина, никто не стучит мячом, полосатые веники не бродят в мыслях и все такое.

в этой тишине на голову мальчику неожиданно опустился шлем и накрыл его с головой. знаете, как в парикмахерских шлем такой космический, но только с очками и черный. а больше даже отличий не было, понял мальчик и внутренне сжался, готовясь к полету.

в ухо впился тонкий сверлящий звук и глаза дымкой заволокло.

— ммм, — застонал мальчик, боясь выдать своих друзей-подпольщиков. но и о грудях тоже не забывал. девочка положила одну руку ему на плечо и начала подкручивать колесико на шлеме.

— я начала подкручивать колесико на шлеме, — сказала девочка, и начала подкручивать колесико на шлеме. — ты не бойся, все будет хорошо.

— ааа, — закричал мальчик, уже не сдерживаясь. «да черт с ней, с маечкой!» — только успел подумать про себя, — «буду кричать, и все!».

а, собственно, в чем дело? чего кричать-то, спросите вы. дело вот в чем.

девочка крутила колесико в ухе, и у мальчика картинки в глазах менялись. она крутит — они меняются. она полоборота вперед — картинка почернела. она еще полоборота — картинка зарябила. еще пол — и картинка ожила. чуть-чуть назад — и вообще космос вокруг, не видно ни черта.

и вот в эти мгновения, когда становилось нестерпимо красно, или нестерпимо серо, или мельтешило как белка в колесе, мальчику хотелось кричать как хомячку в стиральной машине, и он кричал.

а потом все вдруг исчезло и появилось через несколько секунд с такой яркостью и яростью, что мальчик снова чуть не закричал. но постепенно привык. постепенно проник. постепенно приноровился и даже головой в разные стороны решился помотать. изображение было кристально чистым и без пикселей совершенно. «до чего дошел прогресс!» — подумал мальчик и поднял руки, чтобы шлем снять. но шлема уже не было.

девочка протянула мальчику чек, положила отвертку на полку и овтернулась к окну.

«аудиенция закончена», — понял мальчик и отправился той же дорогой в обратный путь.

бабушки на выходе уже не было и вообще никого мальчик больше там не заметил. а ему и не надо было, честно говоря — до того хорошо, и птички пели в глазах, что просто блеск. вот такой оккулист ему хороший на жизненном пути попался, это ж надо было такому случиться!..

***

От автора: ничему история этих роботов не учит.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *