жил да был иван боярович

жил да был иван боярович…
это маленькая присказка.

***

а вот вам сказка, а не присказка,
вот вам сказка да без умысла,
как летал себе над городом
по полям да по лесам
настоящий и всамделишний
без базара и без мании,
и смотрел да не подглядывал,
что не видел — позабыл

что ни девушку, то бабушку,
что ни бабушку, то дедушка,
что ни дедушка, то внученьку,
что ни внученька, то внук,

что ни внук да все боярский сын,
что ни сын, то все наездничек,
он не скачет, не прохаживается
и на печке не лежит,

он стрелу пускает вольную
он страну свою заветную
облетает безымянную
и тихонько говорит:

— эх, что ни девушка, то мельница!
ее молишь — ей не верится,
ей не веришь — ей не верится,
ее кружишь, а ей вертится!

я боярский сын по имени,
я по отчеству не гой еси,
у меня четыре покрика,
две руки и две ноги.

я летаю по-над градами,
я тусовочно-раздаточный,
а никак свою зазнобушку
в околотке не найду.

что мне жить, куда податься мне!
помоги хоть ты, алёнушка!
хочешь, буду я козленочком?
только братцем не хочу.

отвечает та алёнушка:
— да иди ты, добрый молодец,
у меня трансцедентальная
перемена в рукаве.

что ж, пошел тогда боярыч наш.
а ведь давеча не хаживал!
и приметил горнолыжницу,
— будь женою мне! — сказал.

отвечает горнолыжница:
— да катись ты, добрый молодец,
я на пике на тибетовском
крест поставила на Мэ!

и катился вдаль боярыч наш,
покатил себе в австралию
на кудыкину на горушку,
там засватать кенгуру.

— кенгуру моя ты милая!
мы с тобою в стаде поровну…
будь жена мне, аль не будешь ли?
отвечает кенгуру:

— да скачи-ка ты, боярычич,
подобру ли поздорову ли,
ты грибов нажрался, кажется —
мы не любим грибников!

испугался тут боярышник,
поскакал да все подпрыгивал —
с непривычки-то накладно-то
без охоты-то скакать.

и скакал четыре месяца,
как увидел чудо-печечку —
— что за печка, просто чудо! —
в изумленьи закричал.

— печка-печка, ты могучая,
ты блины печешь неистово,
ты и кашу варишь гречневу,
будешь ты моей женой?

так ответила бояринку:
— ты ложись, меня улёживай.
если выродим по булочке —
буду я твоей женой!

ну, улегся наш малец удал,
и не много ли не мало ли —
пролежал четыре осени,
восемь зим и три весны,

а родились только головни…
рассердилась чудо-печенька,
да как пыхнет жаром-полымем,
да как сбросит подлеца!

распластался наш боярычник
на сырой поди земелюшке —
а летать уже не можется,
ни ходить и ни скакать.

так и приняла земля его,
и укрыла одуванчиком,
и привыкла потихонечку:
— будешь муж мне, — говорит…

***

так и сказка рассказалася,
что ни быль, то все о будущем,
жил да был, да все примеривал,
как увидел — позабыл

что ни девушку, то мельницу,
что ни бабушку, то внученьку,
что ни дедушку, то дворника…
и с приветом.
ч.т.д.!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *