46314

Мертвенный пепел лун в трауре неба,
Перхотью буквы звезд — мое имя,
Чтобы его прочесть столько верст.

Нибелунг, ничего у тебя не выйдет —
кошка сдохла, хвост облез.
И никто эту кровь нe выпьет,
и никто ее
плоть не съест.

Ждешь? Врешь!
В руках синдромная дрожь.
Пьешь? Что ж
На то и солнечный день раскис в квадрате окна.
И твоя мама больна, и твоя мама одна.
Утешься собственным сном, где я —
рябиной за окном.

Вольному руки греть в пламени танго,
Я заклинаю пить воды Конго,
Чтобы пожар отмыть — петь да петь.
Нибелунг, это палит костры туземка
бронзовая самка гну.
И ты в клетке ее так крепко, что
не поймешь, почему…

Весна — похмельный сладко мурчит бес сна.
Вчера была тарида, сегодня в горле блесна.
Твое вино не беда, когда вина не ясна.
Еще одним серым днем на кухне с грязным столом,
Где я — рябиной за окном.

В памяти млечных рун — смерти и корни.
В рунах движения зла в миокарде,
Чтобы его простить — два крыла.
Нибелунг, это плавит твой воск конвектор
Перья крыльев вмерзли в сталь.
Память в трубы уносит ветром… Улетай!
Улетай!

Семь бед — один ответ — Бога нет как нет,
Где на столе будет гроб, там на столе будет спирт.
Где за столом кто-то пьет, там под столом кто-то спит.
Где человеческий лом присыпан хлоркой и льдом
Там я — рябиной за окном.

Веня

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *