благодать, спасибо

мы тоже индейцы — нам некуда деться.

бархатный воздух с шелковой прокладкой — и вот ты уже летишь на санях в темное настоящее, а оно стоит уже за углом с чайником наготове и поджидает тебя восвояси. это атлантида поджидает тебя за углом в своих хоромах с бутылкой кьянти. она наливает кьянти в чай и пьет из чайника, а вот скучает ведь, сволочь, и не идет из головы, и ждет тебя на углу за углом! привычная мизансцена, обыденный уклад, суета сует свой нос в него и чаинки как снежинки танцуют в белой кружке.

тут, говорят, необходимо нажать page down и поставить чайник на плиту, чтобы расписание поездов изменить или заказать врача на дом. но это в прошлом все-таки, не верьте никому, они всегда провоцируют собак на экран, чтобы лаяли. собака в городе — это садизм и эмигрантский романс. у меня всегда жили попугайчики…

намотались на ось дымки, а бабушка бросила курить и спицы у нее выгнутые немного вправо, она ими шарфики для зимы вяжет уже. насос на балконе лег и задумался, гладя звезды имени илоны кошкиной, а потом надул что-то невидимое движимое в темноте просто так. рассвет за окошком зарумянился, осознал себя насос котом. а вы думали, не все так просто — за четыре рубля не купишь бублик. но вот откуда могли дымки взяться, спросите вы? а от верблюда. у меня никогда не было верблюда, только собаки жили всегда.

с добрым утром, киану ривз. позвольте, ваша честь, перо ему в холку?..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *