inside out (хайнанэ)

и когда выходишь из дома, смотришь по сторонам, сжимаешь кулак,
или в памяти всплывают лица друзей, которых не помнишь,
или молча глазеешь на девочку в юбке без парашюта,
и собаки лают на ветер… но только лают.

и подсолнухи растут в облаках, а а а за рулем сидит собака,
и еще — едешь на север, собираешь лепестки клевера,
садишься на землю или спускаешься в землю на эскалаторе —
люди везде одинаковые… только улыбаются по-другому.

и когда узнаешь соседа по лестнице в туареге на джипе,
или крадешься ночью вдоль границы, а за спиной столица,
или в каждой росинке видишь землю, солнце, вселенную —
все кажется таким реальным… но только кажется.

в общем, всё выглядывает изнутри наружу и улыбается.
в общем, всё как ты говоришь: inside out.

шел солдат десятый номер

шел солдат десятый номер, шел по городу в пустыню.
из-за него выглянул барсук, потом выглянула лошадь,
потом выглянул самовар, и говорит человеческим голосом:
— не ешь меня, барсук, я сладкий!
и говорит человеческим голосом:
— не ешь меня, собака, я кокосик.
и падает на землю, а под землей действительно пальма в это время растет.
и вырастает пальма в дерево, а на листьях ее младенцы качаются.
и лежит под пальмой сундук, а в сундуке самолет, а в нем пилотка,
а на пилотку космонавт одет, и машет рукой прохожим, и улыбается,
и прохожие улыбаются,
и менты улыбаются,
и соседи улыбаются,
и гармония во всем городе на улицах играет,
и мир во всем мире на пятку наступил,
а девочка Маша в гости идет — у нее кукла в руках говорящая,
а девочка Маша в гости пришла — все куколки крылышками бяк-бяк-бяк…

вы скажете — мираж, я скажу — отражение.

to see just what we will become

земля в моей голове не сыпется, а крутится
и на орбите у нее столько мусора без скафандров
особенно когда стоишь под солнцем в луже
но это всего лишь способ увидеть кем мы станем

мне не нравятся эти клоуны, но мое тело разделено на две половины
и каждая светится как сверхновая или возле нее
и кажется нет вокруг ни пространства ни марочных вин
но это всего лишь способ найти себя в космосе

никто не рождается человеком, многие становятся мутантами
в своем родном городе можешь быть кем захочешь, не двигаясь
а хлопнешь в ладоши — и вот она, музыка сфер в проводах
но это всего лишь способ забыть о времени года

зимой не растут на земле пшеница и финики, и мандарины, и кактусы
и я лечу навстречу тунгуске разрядом из облака,
а хочешь со мной — отрывайся и падай, махая руками
но это всего лишь способ взорваться от счастья

впрочем, сияние скорости позволяет закрыть глаза на многое
но только не позволяй решать ему за тебя уравнения
не дыши не молчи не смеши не смотри не думай —
это всего лишь способ стать кем мы хотим

портрет

небо рисует капли на твоей судьбе
а ты сидишь в клетке и жаришь яичницу
небо ложится каплями на твой холст
а ты закрываешь глаза и сходишь с ума

возьми зеленую краску, одень в полоску халат,
свет упадет на подпись и с крыш уйдут акварели
поставь печать на ружье, сними шляпу
в подвале стучат капли из труб, падая прямо в лицо

смешаны краски, танцуй наугад, восхищайся наощупь,
трогай глазами предметы в ее рукавах,
пока не уйдет ощущение праздника в гости внезапно
гитара в руках, на стене пикассо, поёт святозар

солнце встает
хотя бы дыши

еще один день

еще один день ничего не решает — ведь ты был уже битником,
ты был уже демоном, был уже гротом, данайцем и сволочью,
вот на пути твоем встал золотой карфаген и распался на катышки,
вот на груди твоей вырос шиповник и вышли из глаз полки,
вот чередою летят журавли и пищат крокодилы, прижатые дверью в астрал,
вот говорит заратустра: «кто, как не ты», и ты проплываешь еще три пятьсот в глазах ее на восток,
«дай мне побыть таким же, как я», — говоришь, и глотаешь слова, и ныряешь,
дышишь наощупь, бредешь по вагону вперед, но земля по-прежнему вертится — не устоять.

падаешь. пьешь ее звуки. дышишь теплом. качаешься по полу. спишь. запиваешь вином.
видишь во сне
всех, кто уснул и не спит, и не видит не зги, и влетает в окно,
как будто все ясно и так.
близкие так далеко, но с тобой им легко
и приятно. и вот
самолет
когтями скребет
землю,
чтобы земля застонала и отозвалась,
чтобы лететь и смотреть на нее свысока,
чтобы по-прежнему в море впадала река,
чтобы трава пробивала асфальт и бетонный колпак,
чтобы стянула с себя полотенце радуга и станцевала гопак,
чтобы мушка-дрозофила родилА богатыря,
и чтобы завтра снова проснулся я.

еще один день…

светлячок. мизантропическое

приятно в реку впадать озеру.
ну и что, что оно не знает, что оно больше, что оно шире —
а вам-то что? о чем сейчас подумали?

вымотали, в общем, душу, сволочи.
спит светлячок.

продает во сне участок на планете чучундроида.
26 новых комет оставил в комментариях, а хоть бы хны.
и как с гуся вода, капают с него слезы.
а он все спит и ищет свидетеля.

ведь ушел поплавок, ушел за облачко! Читать далее светлячок. мизантропическое

великан в кепке

великаны дерутся — солнца куски летят.
сердце пурги у девочки в глазах растворяется.
где же ты, доченька? — спрашивает малыш у карлсона.
ничего, другие вырастут, — отвечает девочка, и подбрасывает дровишек.

тук-тук, кто этом мире живет?
— это я, мышка-норушка, — отвечает мышка-норушка. —
а больше никого нет, всех за нос увел тепловоз
в сапогах. — отвечает мышка-норушка, и прячется в землю.

натягивает тетиву космонавт — слезятся глаза.
во сне растворяются люди как таблетка в стакане.
какое узко горлышко! — хрипит Пеппи и залазит в синий чулок.
и без тебя тесно! — возмущаются в бутылке пираты.

на полу ковер, на ковре цветы, на цветах пчела.
у пчелы вопрос: какого черта, каким образом, где ваш улей?
да пошла ты в жопу, инопланетная тварь! — отвечает незнайка,
и танцует грубо на костях пчелы, на цветах в пыли.

ну хоть теперь вы поняли, кто из нас великан, а кто в кепке?..

і сыйду

…вось пакрыўджуся і ў спячку сыйду на паўгода!
не ўбачыш тады жар-птушак, што ляцяць з-пад сандаляў,
не ўбачыш ззяння паўночнага ў маіх вачах,
а будзеш сядзець у інтэрнэце і тарашчыцца ва фрэндстужку.

прыйдзеш зранку у сябе, выйдзеш на працу з водпуску,
сустрэнеш зялёных чалавечкаў на плошчы, паабедаеш псеўда-бульбаю,
пасмажышся на сонцы ў акулярах, маўляў, хачу быць місскай і ўсё тут.
а я ўжо сплю! і хто прыгатуе табе кактэйль молатава на вячэру?

[rus] Читать далее і сыйду

пробки

надоело дышать. «надышали тут!» — но промолчал.
в душе, как говорится, воздуха хватает.
заприте ворота, как говорится, ну куда им вести еще —
в небо дорога одна.

я очень люблю кисель.

— а что у вас в сумке?
— не помню.
— у вас там кукла.
— приятного использования.

или вчера вот — взошли в кукурузничек
и едем по взлетной.
крокодил домой с работы пришел, понял, что делать нечего

— почему не летим? — спрашивает у черепахи.
— пробки, — говорит, — на часы посмотри.

в сутках теперь по пять световых
страшно жаль стратосферы — в ней так много сгорает алмазов
и тут как выскочит метель из него
и как давай по городу мести!
пиздец ктулху.
замерз.

— да оживет!
— еще бы! все оживает, но этого мало.

[bel] Читать далее пробки

супер момант

а столь трасецца.
у гэты час зямля паехала ў госці
ну выпіла там трохі як заведзена
танчыла гапак з белым буслікам
жыццё замерла

take me to bed, просіць белы бусел
але гучыць іншы аргазм у яго галаве
і зямля сыходзіць з-пад ног яго
узляцеў

на п'яную галаву кім толькі не станеш
ах спадніцы падол у ружовую кветачку ў вачах мітусіцца
вось ён супер-клей «Момант ісціны», вось ён, памацай
супер момант

пакрывіўся танцор — яго палачкай падпіраюць
што ж вы робіце, людзі, яму ж на працу зранку!
глядзіць бусел на ўсіх з вышыні й чытае думкі
запісвае ў нататнічак

у буслоў ёсць нататнічкі, вы хіба не ведалі
інакш навошта ж ім такія доўгія дзюбы?

[rus] Читать далее супер момант