детки, а молочко от своей коровки можно пить?

«Вглядитесь в Европу. Начиная с эпохи Возрождения, она живет под знаком инструментального отношения к миру. Разумного, рационального… Поезжайте куда угодно, ну например, в Кижи, и что вы услышите, о чем с гордостью воскликнет любой экскурсовод? Что этот храм построен топором да еще без единого гвоздя! Вместо того, чтобы построить хорошую дорогу, подкуем блоху. Колеса телеги утопают в грязи, зато держим жар-птицу в руках.

Второе. Это расплата за быструю индустриализацию. За скачок. Опять же на Западе — прядильный, мануфактурный век… Машина и человек двигались, менялись вместе. Формировалось технологическое сознание, мышление. А у нас? Что у нашего мужика, кроме рук? До сих пор! Топор, коса, нож — и все. На этом весь его мир держится. Ну еще лопата…

Я где-то читал, что рабочий персонал атомных станций часто называет реактор — кастрюлей, самоваром, керогазом. Конфоркой. Здесь уже гордыня: на солнце подарим яичницу! Среди тех, кто работал на Чернобыльской станции, много деревенских людей. Днем они на реакторе, а вечером — на своих огородах или у родителей в соседней деревне, где картошку сажают лопатой, навоз разбрасывают вилами… Их сознание существовало в двух перепадах, в двух временах — каменном и атомном. Человек постоянно как маятник качался. Представьте себе железную дорогу, проложенную блистательными инженерами-путейцами, мчится поезд, но на месте машинистов — вчерашние извозчики…»

Александр Раевский, историк.
Из книги С.Алексиевич «Чернобыльская молитва»

Недавно беседовал с директором интернет-провайдера «Деловая сеть». Задал ему вопрос: «Не кажется ли вам, что мы постоянно пропускаем определенные этапы развития технологий, перескакиваем через них? Разве это хорошо?»
Он мне ответил, что «не вижу я ничего в этом плохого — ну перескакиваем, зато имеем возможность на эффект уже внедренного «новшества» посмотреть со стороны».

Тогда я задал второй бессмысленный вопрос: «А вот английские по-моему провайдеры договорились с архитекторами, проектировщиками, что они будут предлагать проекты домов, изначально «заточенные» под новые технологии — со специальными нишами для кабелей, для техники и проч. Возможно ли такое в Беларуси и почему нет?».
«Вы ж поймите, — мне ответили, — рынок такой у нас, не готовый, не нужно это нашим людям, никому не нужно. И неизвестно к тому же. И вообще я не специалист и не строитель, я не могу сейчас точно сказать, сколько это будет стоить, но уверен, что людей, которые смогут купить квартиру в таком доме — очень мало».

Когда мне говорят, что строительство АЭС в Беларуси — это единственный способ «энергетической независимости», мне хочется плеваться и бить морды.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *