мухин, венера и лампочки

Жена у Мухина была странной женщиной. Звали ее Венера, соседи же, тихо посмеиваясь, называли ее между собой Венерой-из-раковины. Правда, посмеивались все же тихо, почти про себя. Отец Венеры, отставной генерал, бредивший Вертинским по утрам и неизменно вот уже в течение 7-10 лет выпивавший сто грамм коньяку вечером, назвал ее так в честь своих предков. Собственно говоря, он верил, что одна из его родительниц и была та самая Венера Брюллова. (Хотя, не уверен, что это был именно Брюллов: некоторые искусствоведы говорили об авторстве Рафаэля, некто Кузькин высказался в пользу Микеланджело, да и сам генерал, подвыпивши, иногда заявлял, что «может быть, и Леонардо руку приложил, вполне может быть!»). Впрочем, это долгая история, для соседей же гораздо актуальнее было то, что связи в штабе у генерала до сих пор были, и норов у генерала тоже до сих пор был…

— Глянь, красотища-то какая! – сказала Мухину Венера.
— Хм… А что изменилось-то? – недоверчиво огляделся Мухин.
— Как что? А лампочки повесили!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *