постхолидэй

Все в [ж]опу до свидания привычно
И спички улетают спозаранку
И птички не без крыл академично
Сидят в углу той самой площади победы
А ручки все погрызены к обеду
И ножки все обжарены в мучное
И самый старый пипл всей планеты
Глядит вослед розовощеким в назиданье
И хочет что-то молвить, но напрасно –
Все сумасшедшие дома инета
Его откажутся принять в любое время.
А 20 новых технологий всяких связей
И вам заменят технологию полета.

Вот ножницы. И их окружность свята.
Но вырвавшись из окруженья пальцев
Прорезав нить на судьбы и на лица
Бредут они по матери материй.

Вот карандаш. Он исписал две тонны.
Исписан весь, слюнявен и пошарпан.
Его девиз – само уничтоженье,
Он верит в то, что весь хай тек – для фриков.

Вот пепельница. Гложет быть каструлей.
Вся в белом, за стеклом и лишь на праздник.
И пепел пеплу говорит, что к ней не липнет,
Но в книжках пишут, и радийно утверждают…

Вот колокольчик, хрень какая-то, и вилка,
Чего там нету, все там есть, какого черта!
Подумаешь, он самый старый пипл…
И что теперь – всю жизнь публиковать?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *