про козу

«В вагоне [во время эвакуации из Минска в Смоленск] кроме меня ехали служащие учреждения — владельца вагона — с семьями… Таких вагонов в нашем поезде было немного: штуки 3—4, из них один — международного общества с подписью «Для делегатов ІІІ Интернационала». Какие тут были делегаты, я не знаю, но в роскошном вагоне помещалось всего несколько человек. По несчастной случайности, однако, наибольшее негодование толпы, особенно красноармейцев, вызывал именно тот вагон, в котором судьба впихнула меня.

Дело было в следующем.
Заведующий транспортом учреждения, которому принадлежал вагон, человек, как я узнал, крайне работящий и бескорыстный, отправил в этом вагоне свою семью, в числе которой был годовалый больной ребенок. Было известно, что достать в пути молока будет невозможно, а состояние ребенка было тяжелое. И вот отцу его пришла в голову злосчастная мысль отправить вместе с семьей молочную козу.

Сказано — сделано, и козу поместили в одном из тамбуров вагона. Пока поезд двигался, все было ничего. Но стоило вагону остановиться, как проклятое животное становилось передними лапами на подоконник, показывало всему честному народу свою морду и начинало громко блеять! Что тут делалось, не поддается описанию.

Красноармейцы выходили из себя, грозили кулаками, кричали, что это — безобразие: коза едет в первом классе в то время, как раненые валяются на крышах вагонов и т.д. Иногда казалось, что толпа разобьет вагон, и тогда другие пассажиры, многие из которых везли целые вагоны, набитые всяким добром, начинали кричать, что надо козу выбросить, мать ребенка волновалась.
Хотелось выскочить из вагона, и я дождаться не мог, когда наконец кончится это кошмарное путешествие с неудобной четвероногой спутницей…»

из воспоминаний Федора Дана,
октябрь 1920г.

16 декабря 1921 г.
Приказ № 246.

В целях упорядочения пользования легковыми лошадьми Наркомпросбела устанавливаю на будущее время следующий порядок пользования ими:

обе легковые лошади находятся исключительно в распоряжении Наркома по Просвещению и его Заместителя: пользование лошадьми другими должностными лицами Наркомпроса может происходить лишь по письменным нарядам, выдаваемым с разрешения Наркома или его Заместителя, Начальником АДОУ или же Секретарем Оргцентра по предложению последнего.

Без таких нарядов кучера Наркомпроса ни в коем случае не имеют права подавать кому бы то ни было лошадей, в противном случае они подлежат немедленному увольнению со службы.

Лица, имеющие надобность в поездке, подают Начальнику АДОУ заблаговременно, накануне с вечера или же в день поездки до 12 час. дня, требования с указанием места, времени поездки, ввиду переутомления лошадей вследствие большого разгона и чрезмерно скудного питания поездки производить на них лишь до 4-х час. дня, после этого времени поездки могут быть разрешаемы в особо важных случаях.

Содержание лошадей и уход за ними остается по-прежнему в ведении транспортного П/отдела Управления Снабжения. При этом обращаю внимание Начальника названного П/отдела тов. Дорского на необходимость более правильного и полного питания вверенных ему лошадей.

П. П. Наркомпрос Игнатовский
Нач. Адм.-Орг. Управлен. Сидляревский
Верно: Секретарь (подпись)

via

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *